понедельник, 28 сентября 2009 г.

Немецкие фамилии на русской земле

С 1764 по 1768 год в Поволжье на территориях современных Саратовской и Волгоградской областей было образовано 106 немецких колоний, в которых поселились 25 600 человек. К началу 20 века в Поволжье было 190 колоний с населением 407,5 тысяч человек преимущественно немецкой национальности, которых с конца 19 века официально называли "немцы Поволжья" или "поволжские немцы" (die Wolgadeutschen).


Во время переселения немцев в России проходил период массового предоставления населению фамилий. Этот процесс затронул и немцев-переселенцев. И как всегда было в России, с большими ошибками. Поэтому и по сегодняшний день исследователи генеаологии поволжских немцев испытывают большие трудности в поисках источников возникновения фамилий своих предков. Ведь сведения о поволжских немцах разбросаны по многим источникам. В частности, это - корабельные списки Ивана Кульберга 1766 года; списки первых поселенцев 1767 года; посемейные списки 1798 года; ревизии (переписи населения) 1811, 1834, 1850, 1857 годов; посемейные списки 1874-1884 годов; 1 Всероссийская перепись 1897 года и церковные книги.

Поэтому многие исследователи утверждают: к вопросу о написании немецких имен и фамилий надо подходить с определённой осторожностью.

Метрики, переписи и прочие документы велись порой людьми малограмотными, только на слух, в условиях отсутствия единого толкования русско-немецкого перевода или вообще его допустимости. 

В советское время руководствовались и соображениями политическими. Так, двоих братьев Johann и Johannes могли записать Иванами, а других - Heinrich и Andreas - Андреями и т.п. 

На просьбу родителей записать сына Вилгельмом комендант ответил нет такого имени, будет Василием. 

Примеры такого рода знает каждая немецкая семья. Можно себе представить трудности обратного перевода.

Подобного же рода проблема существует с определением имен и в конце 19 начале 20 веков. 

После введения воинской повинности, расширением контактов с окружающим русскоязычным населением, среди колонистов стало модным щегольнуть знанием русского языка и обращением друг к другу на русский манер Ифан Ифанофич или Антрей Антреефич. Был таковой Andreas или Heinrich остается только догадываться.

Колонисты не отличались большим разнообразием имен и зачастую определенный набор имен прослеживается в отдельных семьях на протяжении многих поколений. Показательны обращения к детям: Dem Johann sei Johann sei Johannje или Jacob sei Jacob sei Jacobje и т.д.

Сталкиваясь с проблемой написания фамилий колонистов необходимо учитывать с одной стороны многообразие диалектов и произношений в немецком языке, а с другой стороны субъективное восприятие иностранных звуков не носителями немецкого языка. 

Показательна в этом смысле известная метаморфоза фамилии Моллекер:
Mileker, Milecker (Stumpp), Müllecker (Pleve), Muehlecker (Mai) и т.д.

Другие примеры : Феллер, Veller, Feller, Föller, и т.д.

Особенности написания фамилий 

Их написание зависело от того, как это делал служитель церкви, насколько он был грамотен, из каких немецких земель прибыл. 

Первый раз фамилии колонистов записывали помощники русских дипломатов или вызывателей (агитаторов), когда вербовали колонистов. Делали они это не для истории, а для отчетных документов за выданные деньги на поездку до Любека. Эти документы с фамилиями, написанными очень близко к тем, которые они имели на родине, не сохранились. 

Далее списки колонистов составляли форштегеры (старосты) групп колонистов. Запись фамилий шла не по документам колонистов, которые были изъяты вербовщиками, а на слух. Но с учетом, что списки составляли грамотные немцы, искажения были, но не большие. 

По прибытию в Ораниенбаум, новые списки на выдачу кормовых денег составляли русские чиновники. В написании фамилий началась "чехарда". 

На время проезда из Петербурга в Саратов сопровождающие колонистов русские офицеры, знавшие немецкий язык, делали свои записи фамилий для тех же финансовых отчетов. И фамилия Meier записывалась как Maier, Meyer, Diel как Diehl, Tiehl и др. Не говоря о прямых искажениях. 

Для примера. При погрузке в Любеке был зафиксирован Anderson. В Ораниенбауме он стал Эндерсон, в Саратове его записали как Эндерсен, а когда основывалась колония, то её назвали по фамилии первого форштегера, видимо, на немецкий лад Enders. 

Известная католическая фамилия Kloberdanz еще в конце 18 века писалась как Klopertanz. 

Колонисты с фамилий Tietel со временем забыли, что они родственники колонистам Dietel. Просто при переходе в другую колонию писарь допустил неточность.

По поводу двойных немецких имен 

Известно, что в некоторых сочетаниях двойных имен употреблялись оба, особенно женские. В сокращенной форме эти два имени образовывали устойчивую форму, например, Anna Maria- Annamri, Anna Elisabeth - Annabeth, Luisa Elisabeth - Lisbeth и т.д.

До 1874 года в написании немецких имен и фамилий отчество не применялось. После того, как колонисты получили статус поселян-собственников в документах, начиная с сельских управлений и выше, стал использоваться русский вариант с отчествами. 

С 1880-90 гг. в ряде официальных документов стала практиковаться замена немецких имен на русские. Это было не везде и не во всех местных органах власти. Вильгельм стал Василием, Фридрих - Федор, Георг - Егор, Готтлиб - Фома Конрад - Кондрат, Генрих - Андрей (кстати, это сочетание встречается в более ранних документах 50-60 годов 19 века) и др. 

Но в церковных записях немецкие имена сохранялись. В ряде посемейных списков сочеталось немецкое и русское написание имени. К слову сказать, с женскими немецкими именами этого не происходило. Сокращение двойных женских имен - народный уменьшительно-ласкательный способ, но на немецкий лад.

Многие немцы-колонисты имели двойные имена, которые употреблялись только в официальных ситуациях, как то, крещение, брак, регистрация смерти, составление каких-либо официальных документов. В быту же всех звали только по второму имени, как мальчиков, так и девочек. Эти положения нашли своё подтверждение в архивных документах. 

Если, например, человек указывал своего родственника по какому-то сохранившемуся в семейном придании имени, то в найденных архивных документах это имя оказывалось неизбежно на втором месте.

Руководствуясь этим положением, можно понять, почему никто из ваших родственников не знает, что вашего деда или прадеда звали, например, Иаганн Тобиас. Просто все звали его по-домашнему Тобиас.

Известен и такой факт, что в каждом роду имена повторялись из поколения в поколение. Это, конечно же, не оттого, что немцы-колонисты не знали других имён. 

Дело в том, что при присвоении имени новорожденному родители руководствовались не личными симпатиями и интересами, а строгими правилами. 

Во-первых, немцы часто давали детям имена святых. Поэтому так часто можно встретить, например, имя Анна-Елизабета. 

Во-вторых, имена давали в честь бабушек и дедушек. И здесь всё было чётко отрегулировано - учитывался порядковый номер ребёнка в семье и то, живы были бабушка или дедушка или нет.

Советский период жизни поволжских немцев внес не только проблемы с поиском происхождения фамилий, но еще и поиском их носителей! Ведь после начала войны с Германией немцы Поволжья Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года были обвинены в сотрудничестве с германскими властями и выселены в Казахскую ССР и соседние с ней области РСФСР. А территория АССР Немцев Поволжья была разделена между Саратовской (15 кантонов) и Сталинградской (Волгоградской) (7 кантонов) областями. Полное наименование автономной республики: АССР Немцев Поволжья (АССРНП, нем. Autonome Sozialistische Sowjetrepublik der Wolgadeutschen).

Статья была опубликована на сайте: http://www.spil.ucoz.ua/blog/2009-08-21-44