четверг, 1 октября 2009 г.

Немцы Камышинского уезда

«...Наши строители желают сотворить себе имя, своими реформами и декретами облагодетельствовать не только несчастный русский народ, но и весь мир и даже народы гораздо более нас культурные. И эту высокомерную затею их постигает та же участь, что и замыслы Вавилонян: вместо блага приносится горькое разочарование. Желая сделать нас богатыми и ни в чем не имеющими нужды, они на самом деле превращают нас в несчастных, жалких, нищих и нагих (Откр. 3,17). Вместо так ещё недавно великой, могучей, страшной врагам и сильной России они сделали из неё одно жалкое имя, пустое место, разбив её на части, пожирающие в междоусобной войне одна другую»

Читая это Послание Святейшего Патриарха Тихона, написанное в 1918 году, поражаешься его современности; наблюдая разорение земли, которая ещё совсем недавно славилась своим изобилием и богатством, невольно задумываешься о причинах сегодняшней разрухи. Крушение Союза вызвало массовое переселение наших «русскоязычных» граждан из бывших республик в Россию. Вот и мне, православному русскому немцу, Господь судил на склоне лет перебраться на жительство в Камышинский район, на территорию бывшего немецкого поселения в Поволжье. Здесь жили мои предки. С самого начала удручала не столько сложность обретения жилья, финансовые проблемы, а отсутствие здесь церкви. Как оказалось, во всей северной части Камышинского района не было ни одного православного храма. А ведь у этого края России своя, особенная история.


Камышин изначально был многонациональным городом. В 1859 году в Камышинском уезде существовало пять немецких округов: Норкский, Сосновский, Каменский, Усть-Кулалинский, Иловлинский. В этих колониях насчитывалось, согласно ревизии 1857 года, более 100 тысяч душ населения. Огромное количество людей — и все потомки первых переселенцев! Что же привлекло их в далёкую Россию, и какой судьбы искали они?

В начале XVIII века в России возникла острая необходимость колонизировать (заселить) окраинные земли Империи, а русские крестьяне были крепко привязаны к своим сёлам крепостным правом. Барин не желал ехать на житье со своими крепостными на окраину, где частенько вспыхивали мятежи. И город Камышин, спалённый молодцами Степана Разина, восстанавливал переселённый из Казани Дмитриевский стрелецкий полк под командованием Якова Буша. Так все первые жители города оказались переселенцами!

Требовались радикальные меры. Манифестом от 4 декабря 1762 года Екатерина II призвала всех желающих из Европы свободно селиться на новых степных владениях России. Приезжие европейцы должны были привнести расчётливый метод ведения хозяйства в России. Однако на первый призыв отклика не последовало. Не было никаких гарантий о наследовании земли будущими поколениями переселенцев.

Манифест от 22 июля 1763 года исправил это положение Были даны привилегии: 30 десятин земли на семью, уплата путевых издержек, освобождение от налогов на 30 лет, веротерпимость и многое другое. В манифесте Екатерины II говорилось чётко: «Всем, прибывшим в Империю нашу на поселение, иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам безпрепятственно, а желающим не в городах поселиться колониями строить церкви и колокольни, имея потребное число пасторов и прочих церковнослужителей». И ещё: переселенцам выдавалась беспроцентная ссуда на 10 лет для постройки домов.

Важным историческим событием, способствовавшим переселению, стала европейская Семилетняя война (1756—1763 гг.). Германские княжества (в то время они не были объединены в единую страну) были опустошены. Немецкие крестьяне, жившие в условиях жёсткой эксплуатации, военных действий, стремились эмигрировать в другие страны. Призыв России был услышан.

Вербовка поселенцев производилась за границей особыми комиссарами. В итоге, в Нижнее Поволжье приехали многочисленные выходцы из Вюртемберга, Бадена, Пфальца, Гессена, из Баварии, Тюрингии, Саксонии и Вестфалии. По иронии судьбы собственно крестьян среди них оказалось совсем немного. На Волге, в районе между Саратовом и Камышином, ими было основано более 100 колоний. В первое же лето переселенцы основали селения Усть-Куланинку, Сосновку, Галки и село Нижнюю Добринку, ставшую центром колонизированной территории.

А три года спустя в шести верстах на северо-запад вверх по речке Добринке выросло другое поселение, которое стали называть Верхней Добринкой. Переселенцы здесь первым делом построили лютеранскую кирху. На речке — мукомольные водяные мельницы, обширные сады. Колонисты выращивали яблоки, груши и даже виноград. Занимались селекцией этих растений. Немцы преобразили ещё совсем недавно пустынный край.

Некогда Господь, видя доброе житие сотника Корнилия и домашних его, привёл к нему в дом св. ап.Петра, чтобы, обратившись к вере истинной, обрели они спасение и не пропали для вечности труды их (Деян. 10). Возможно, и немцев Господь привёл к Православию ради обращения их к истине, видя труды их.

Среди пришельцев были католики и реформаторы, лютеране, меннониты, баптисты, последователи моравских братьев (чешская религиозная секта, возникшая в середине XV века).

Реформа 1871 года окончательно уравняла в правах колонистов под новым названием «поселян собственников» с государственными крестьянами. Время подтвердило правоту Великой Императрицы: уезд был заселён и вышел на первое место по грамотности. Известный исследователь А.Н.Минх писал: «...Камышинский уезд в отношении грамотности является передовым уездом в сравнении со всеми другими Саратовской губернии. Такой высокий процент грамотности объясняется значительною численностью немецкого населения, у которого введено обязательное обучение немецкого языка». Помимо родных русскому уху Сосновки и Поповки, немцы образовали колонии Унтердорф, Мариенфельд, Обердорф и другие.

Два народа всегда жили в дружбе и добрососедстве. Тот же А.Н Минх сообщает: «Почти треть населения Камышина — немцы, живущие в достатке; с русскими они ладят». В дружбе и добрососедстве пролетели без малого два века совместной истории... Пока не наступали грозные 40-е годы XX века, когда немцы нашего края подверглись депортации.

Село Верхняя Добринка также пережило депортацию немцев 1941 года и в 60-х годах приняло обратно тех, кто выжил в Сибири и Казахстане, а в 90-х их потомков из бывших союзных республик

После распада Советского Союза первые камышинские немцы стали покидать страну. Пустели целые сёла Камышинского района, местные немцы потянулись на родину предков, их место сразу же занимали беженцы из Киргизии и Казахстана. Российские немцы почти все уже были православными.

Жители Верхней Добринки, да и окрестных сёл, давно сетовали на отсутствие в северной части Камышинского района православного храма. Ситуация осложнялась тем, что слабостью пастырского окормления начали активно пользоваться сектанты. Особенно досаждали селянам своей назойливой проповедью иеговисты и предста¬ители различных протестантских сект. Интересно, что для жителей потомков немецких переселенцев протестанты были чужими.
Идя навстречу настойчивым просьбам местного населения, районные чиновники передали православным жителям с. Верхняя Добринка для будущего храма здание бывшей сельской библиотеки. Оно было перестроено. Крышу перекрыли металлочерепицей, установили купол с крестом, стены внутри украсили иконами.

И в 90-й юбилей восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви в селе по благословению Высокопреосвященнейшего Германа, митрополита Волгоградского и Камышинского, в честь святителя Тихона, Патриарха Московского, был освящён первый на этой земле православный храм.

Настоятелем назначили молодого священника Никольского кафедрального собора о.Александра Илюхина, выпускника Московского Свято-Тихоновского Православного Университета.
С 1 сентября при храме начала действовать Воскресная школа. Занятия посещают дети 6— 12-ти лет, некоторые приходят со своими родителями.

Есть в храме и свои святыни — иконы с мощами святых угодников Санаксарских: св.праведного воина Феодора Ушакова (в мiру адмирала флота Российского), дяди его преподобного Феодора Санаксарского и преподобноисповедника Александра (Уродова) — игумена обители Санаксарской.

Так началась новая, уже православная история некогда протестантского края. В народе говорят: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». Креститься начали, а значит, есть надежда на добрые перемены. Жизнь продолжается, продолжается история.

"В подготовке материала использована книга Леонида Смелова "Камышин. Из века в век"/ главы "Немцы Камышинского уезда" (2008 г. изд. "Перемена", г. Волгоград).

Комментариев нет:

Отправить комментарий